По следу «зубра» — на берег ильменского озера

с2После войны для работ по ядерной программе в атомный центр на Урале потребовался радиобиолог. Им  стал спецпереселенец Тимофеев-Ресовский

Повод вспомнить об одном из выдающихся ученых, чей жизненный путь, пусть и не по своей воле был связан с Южным Уралом. Тимофеев-Ресовский. Генетик, радиобиолог. Один из основоположников популяционной и радиационной генетики, автор теорий мишени для радиационных повреждений хромосом и генов, влияния низких доз облучения.

тимофеев-ресовскийПолучилось побывать  в тех «краях», где жил и работал ученый, где приближался к своим открытиям.

Это – Ильменский заповедник, у озера Большое Миассовое.

Кстати. История исследования Ильмен началась более 200 лет назад, когда стало известно в России и Европе о богатстве и своеобразии Ильменских гор. Ильменский государственный заповедник стал одним из первых национальных заповедников России.

В разные годы на территории нынешнего заповедника работали академики А.П. Карпинский, В.И. Вернадский,  А.Е. Ферсман и ряд других.
Разные «метки» можно найти в заповеднике, связанные с именами великих ученых. Тропы Ильмен хранят память и о Николае Владимировиче Тимофееве-Ресовском. Соотечественники впервые узнали о нем из повести Даниила Гранина, написанного сразу после начала перестройки. Книга называется ‘Зубр’. В историю науки Ресовский вошел как один из основоположников таких ее направлений, как молекулярная биология, радиационная генетика, радиобиология.
В 1925 году он как один из ведущих генетиков мира был приглашен в Германию для научной работы вместе с немецкими коллегами. В Советском Союзе жертвами репрессий стали два брата Николая Владимировича, они были расстреляны. Понимая, что ему грозит та же участь, он остался в Германии. В годы войны вплоть до 1945 года ученый продолжал свои научные изыскания, оставаясь гражданином СССР. А сразу после войны, Тимофеев-Ресовский решил вернуться в Россию, что было с ним дальше нетрудно догадаться.

В одной из публикаций об ученом читаем: «Чтобы не терять даром времени в тюрьме, Тимофеев-Ресовский предложил создать институт прямо там. Но настоящая работа развернулась в лаборатории, спрятанной в Ильменском заповеднике, что на Урале».
В этой лаборатории Ресовский занимался вопросом дезактивации воды и почвы. Спустя тридцать лет именно эти его разработки были использованы для очистки грунта и воды в районе аварии Чернобыльской АЭС.
Это – еще одна важная страница в создании ядерного щита СССР, имеющая к изучению воздействия радиации на людей самое непосредственное отношение.

Ресовский  в 1947–55 годах руководил биофизическим отделом лаборатории (ныне Снежинск), — напишется спустя годы в энциклопедии «Челябинск». И о том, что здесь была выполнена беспрецедентная в истории радиобиологии работа по изучению накопления и влияния радиоактивных изотопов в биосистемах, сформированы основы биологической  защиты и очистки от радиоактивных загрязнений. В 1953 году  с ученого  сняли судимость, оставив некоторые ограничения (без права проживания в Москве и в радиусе 101 км от нее, а также выезда за границу). В 1955–64 годах  Ресовский руководил отделом Института биофизики Уральского филиала АН (Свердловск), одновременно основал биостанцию Миассово (на оз. Б. Миассовое около Миасса), где  организовал знаменитые летние семинары (неформальные свободные коллоквиумы), ставшие традиционными и собиравшие отечественных и зарубежных ученых.

с8 корабликБыла возможность пройтись тропами, которыми каждый день ходил великий ученый. Постоять рядом с деревянным домом, где была лаборатория, в которой работал Ресовский и его коллеги. Увидеть берег озера Большое Миассовое, где проводили ученые время отдыха, радовались красоте окружавшей их природы, купались, ловили рыбу…

Здесь создавалась большая наука. В ней непосвященному не разобраться, многое не понять. Но можно почувствовать – здесь жили и работали выдающиеся люди. Их можно было встретить в лесу и «не заметить», но в науке их вклад давно замечен. Отмечен и занимает своем место в учебниках и научных томах.

Кто-то заметил: не ген сделал Ресовского популярным в среде научной молодежи, а знаменитые семинары на берегу озера Большое Миассовое, в которых переплетались размышления и развлечения, диспуты и тосты, физика и лирика.

«Зубр, Риль и другие» —  один из очерков книги челябинского писателя-краеведа Михаила Фонотова «Родная старина. Очерки истории Южного Урала», вышедшей несколько лет назад:

— Я не знаю, получил бы Тимофеев-Ресовский такую известность, какую получил, если бы не повесть Д. Гранина “Зубр”. Боюсь, что известность его была бы много скромнее. Короткое слово “зубр”, сказанное писателем вовремя, так и прилипло к Тимофееву-Ресовскому. Образ, найденный Граниным, отмечен счастливым совпадением: и во внешнем облике, и в характере, и в судьбе Тимофеева-Ресовского, действительно, есть что-то от зубра. (Само-то слово было подсказано женой Николая Владимировича, когда она увидела картину челябинского (тогда) художника Рубена Габриэляна. То был портрет Тимофеева-Ресовского с портретом же Нильса Бора на стене и статуэткой зубра каслинского литья на столе. Тогда Елена Александровна и произнесла: “Три зубра”. Из трех остался один.

Постоял на том самом берегу, где проходили  знаменитые лесные семинары. Рядом примечательный каменный утес. Сейчас его называют «корабликом». Какое имя было у него тогда, когда здесь жили и ходили Тимофеев-Ресовский и его соратники?..

Стоит отметить, что память о Тимофееве-Ресовском увековечена и в Челябинске.  На «доме облисполкома» в самом центре есть мемориальная доска, напоминающая, что в нем часто бывал у своих знакомых «Зубр». Примечательно , что рядом на стене дома находится еще одна доска – основателю космобиологии Александру Чижевскому, который в эвакуацию жил до своего ареста в этом доме. Так встретилась память о двух великих ученых.

Сергей Белковский

Фото автора

Запись опубликована в рубрике Точка на карте. Южный Урал, ЭКОновости и ЭКОновинки с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий