От «горячей точки» — к «опорному краю державы»

Шалагин фотоКак Россия и Британия встретились в степи…

Автор книги о разведчиках-уральцах Анатолий Шалагин продолжил  «свою» тему, уйдя на полтора столетия назад. На этот раз его героями стали не советские разведчики Исхак Ахмеров и Николай Кузнецов,  а современники Александра Пушкина и Владимира Даля. В своей новой книге «Горящие свечи саксаула», выпущенной в Челябинске, ему удалось  показать, как события на Южном Урале переплелись с событиями геополитики середины девятнадцатого века.

 — Мало кто знает сейчас, что Южный Урал в первой половине девятнадцатого столетия не был глухоманью, оторванной от геополитических мировых процессов, — говорит Анатолий Шалагин, —  Наоборот, он зачастую был  в центре  глобальных исторических событий. Вот, исходя из этого, я и решился на эту книгу. К тому же и найденные архивные документы подталкивали к этому.

Что касается конкретных имен и фамилий, упоминаемых в книге «Горящие свечи саксаула», то они в большинстве своем взяты из метрических книг.

Книга задумывалась синтетической: документальное краеведение в сочетании с художественным вымыслом.  Повествование в ней начинается с факта, который зафиксирован в архивных документах. Казачья семья усыновляет, как тогда писали, киргизского мальчика, родителей которого убили воинствующие  соплеменники. И мне захотелось  представить, как могла сложиться его судьба в тех исторических событиях, которые разворачивались не только на просторах обширного Оренбургского края, но и за его пределами.  Сюжетные повороты в книге – не вымысел. Так было. И вот в эту историческую канву  вплетена вымышленная судьба конкретного человека.

— Роль Урала, как опорного края державы, обычно связывается с Великой Отечественной войной. В своей книге, Вы показываете роль Оренбурга и Южного Урала, как важных стратегических мест на карте России 19 века.

— Нужно сказать, что в 30-40-ые годы XIX века эти края были самой горячей точкой на российском пограничье. Да, к тому времени Россия, разгромившая Наполеона и игравшая «первую скрипку» в европейской политике, обладала громадной территорией. Однако, в южном подбрюшье Российская империя не имела стратегического буфера, который в случае серьезного столкновения мог обезопасить метрополию. А предпосылки для такого столкновения были – Англия, стремясь обезопасить свое основное колониальное приобретение, Индию, всеми способами пыталась окружить ее подконтрольными британской короне государствами.   Интересы России столкнулись с интересами Британской империи. И эпицентром такого противостояния стала степь и  среднеазиатские ханства. Вот поэтому Оренбургская губерния и Южный Урал оказались, как говорится, на острие атаки.

— То время сейчас  некоторые называют русской колонизацией  Казахстана и Средней Азии. На сколько, по Вашему мнению, объективны такие оценки?

—  Применительно к событиям, описываемым в книге «Горящие свечи саксаула», хочется просто напомнить, что творилось тогда. Погромы и резня, гибель тысяч людей в междоусобных стычках. Тогда некоторые казахские роды вообще стояли на грани выживания. К этому следует добавить и процветающую в среднеазиатских ханствах работорговлю. И невольниками, которыми торговали на рынках Хивы или Бухары, были не абстрактные люди, а подданные Российской империи. И их были тысячи.  К этому добавлю, что нередко за кровопролитными нападениями на русские владения стояли англичане. Словом, шла не просто колонизация, а была война. Пусть и не такая явная. Если говорить о современных оценках тех событий, то  не следует поддаваться эмоциям, а нужно изучать конкретные архивные документы. А они, между прочим, свидетельствуют о том, что приход русских тогда воспринимался как освобождение от многолетней тирании. Даже в наши дни без волнения  трудно читать в документах, как бежали освобожденные за русскими солдатами и казаками и пытались поцеловать в знак благодарности их сапоги. Такое ведь не придумывается…

— На страницах книги встречаются  и Пушкин, и, Даль. 

—  Да. Встречаются и не вдруг… И Пушкин, и Даль были связаны с Оренбургской губернией. Александр Сергеевич написал свою «Капитанскую дочку» после того, как лично побеседовал со свидетелями пугачевского бунта. Для этого он специально приезжал в Оренбург. Ну а Владимир Иванович Даль здесь служил.  Это была своеобразная ссылка для автора запрещенных книг. Что  касается новизны в восприятии этих исторических личностей, то для меня было очень интересно узнать, что Даль был не просто хирургом по своему образованию, он обладал уникальным качеством, которые, я думаю, оценят практикующие хирурги – Даль одинаково умело пользовался хирургическими инструментами и правой, и левой рукой.  А это нередко бывает весьма значимым.  А  Пушкин почерпнул идею будущего гоголевского «Ревизора» именно в Оренбурге. Разве это не интересно?

— В Челябинске в конце года появится музейная экспозиция, посвященная  разведке.

— Если такой музей появится, то было бы здорово, если бы его экспозиция началась с Оренбургской Пограничной комиссии. Это было не чисто бюрократическое учреждение в структуре управления Оренбургской губернии.  На эту комиссию возлагалась закордонная разведка в степи и Средней Азии. Сотрудники комиссии занимались и контрразведкой на Южном Урале. Не секрет, что  агентов иностранных разведок очень интересовали Оренбург, Троицк, вся горнозаводская зона. Челябинск их тогда мало интересовал. Уездный заштатный городок, и не более того. А вот Троицк  занимал этих агентов очень. В этот город прибывали и из него отправлялись торговые караваны, там был «рай» для агентуры. Очень важно, на мой взгляд, в будущем музее создать раздел Челябинской ГубЧК. Это малоизвестная страница в истории уральского края. И о ней нужно помнить. Ну и, конечно же, в музее должны быть названы разведчики-южноуральцы, которых было и есть немало.

Сергей Белковский

 

Запись опубликована в рубрике Точка на карте. Южный Урал, Экология души, ЭКОновости и ЭКОновинки с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий