Грядет год петуха — картинная история

семья -сГрядущий год будет годом Петуха.
Может одну из самых человечных картин на петушиную тему написал Игорь Белковский. У картины даже совсем не птичье название — СЕМЬЯ.
Подсказка для тех, кто ищет символ-иллюстрацию для корпоративной продукции к Новому году.
Кстати, в середине августа художник приедет в гости в родной Челябинск, можно встретиться и обсудить сотрудничество. Контакт —  sbelkovsky60@gmail.com

Игорь Белковский из СВЕТЛОГО ПРОШЛОГО / Десять челябинских мгновений московского портретиста

Опубликовано 28.11.2013

К 80-летию Челябинской области вышла  книга о лауреатах премии «Светлое прошлое». Меня попросили написать для нее материал о брате Игоре Владимировиче, лауреате премии «Светлое прошлое».  Книга планируется как сборник ностальгических воспоминаний о времени, проведенном на Южном Урале. Вспомнил сам и помог Игорь, вот что получилось. Надеемся – ностальгически и любопытно для тех, кто знаком с творчеством художника Игоря Белковского и для тех, кому интересно все, что связано с Челябинском и Южным Уралом. «Несмотря на то, что большую часть жизни я прожил в Москве, Челябинск и Южный Урал остаются моей основной Родиной. Это то место ,с которым связаны лучшие воспоминания о моем детстве, первой любви, моих близких. Наконец, жена Наталья и дочь Настя тоже родились в Челябинске. Здесь же благодаря моему учителю Анатолию Николаевичу Ладнову появилось серьезное желание стать художником. Южный Урал для меня – это, конечно, и его прекрасные озера — Кисегач, Увильды, Тургояк, на которых мы с братом Сергеем и нашими родителями практически провели лучшие летние месяцы нашего детства», — вспоминает художник-портретист Игорь Белковский.

Челябинских мгновений в его жизни немало. Остановимся лишь на десяти.

 Мгновение первое – детство. Детские годы будущего портретиста прошли в центре города на улице Васенко. Друзья детства – Саша Смирнов, Володя Кокшаров, Леня Рублев, Вика Синегубко, Рита Родина, Лена Шахина, Ира Пантюхина… В доме жило много семей инженеров и конструкторов из челябинского радиозавода и его НИИ, где работал и отце Игоря – Владимир Белковский. Хотя в городе он был больше известен, как талантливый фотохудожник, один из создателей знаменитого в 60-70-е годы городского фотоклуба. Его снимки «Космонавт №…», «Жизнь бесконечна», «Уральская мадонна» вошли в антологию советской фотографии и получили многие награды в мире, в том числе, Золотую розу в Чехословакии, бывшей в те времена законодательницей мод в мировой фотографии.

Снимок «Реалист и абстракционист» был менее известен, интерес к нему возник, когда один из героев фотографии стал в Москве известным живописцем-портретистом. Да, реалистом на фотографии был Сережа Белковский, перед ним на рисунки четкие линии аккуратного домика. А на листе «абстракциониста» — каляки-маляки. Абстракционист – брат Игорь. Так что, если малыш рисует пока только каляки-маляки, это вовсе не означает, что из него не получится художник, продолжающий традиции русской реалистической живописной школы. Именно как продолжателя таких традиций отметил, посетив выставку Игоря Белковского в Москве, Никита Михалков.

Во дворе детства в возрасте четырнадцати лет юный художник нарисовал на одном из кирпичей стены дома пейзаж углем – ту картинку, что увидел с этого места. Много лет прошло. Тысячи дождей пролилось, яркость того нехитрого пейзажи погасла, но сам рисунок на стене сохранился до сих пор.

— Приезжая в родной Челябинск, что мы делаем с женой и дочкой Настей каждое лето, в первую очередь навещаем родных и близких.

Самые дорогие люди в Челябинске — это мама Светлана Яковлевна, мой папа Владимир Васильевич, которого уже нет с нами, и который с раннего детства прививал мне любовь к искусству. Мой брат Сергей, с которым у меня, несмотря на расстояния, сохраняется крепкая связь. Люблю просто пройтись по центру города, особенно по тем местам, которые связаны с моим детством. Хотя многое уже изменилось — и деревья кажутся не такими большими, как раньше, и наш двор на Васенко, 100 стал совершенно другим… Главное — остались добрые воспоминания об этих местах и друзья детства, с которыми по возможности я всегда рад встретиться.

 

Мгновение второе – озеро детства. Простая истина, до которой мы, увы, «доходим», только с годами. А может, раньше просто и не надо. Для того, чтобы получить светлые воспоминания, не всегда нужно ехать за тридевять земель. Достаточно побывать в местах детства.

Для Игоря Белковского, как и его брата Сергея, такое место – озеро Кисегач. Маленький белый домик на берегу озера, который снимали родители на все лето, там братья жили с мамой , отец приезжал после рабочей недели на каждые выходные. Стены этого домика, состоящего из комнатки и кухни, снаружи действительно были побелены. Сохранился этот домик лишь в памяти да на фотографии отца, у которого собрался уникальный художественный фоторассказ об этом уральском озере. Альбом этот существует в единственном экземпляре, на обложке стоит дата – 1967 год. С помощью этих фотографий можно совершить ностальгические прогулки маршрутами детства.

На месте домика на берегу детства — заброшенное место со следами от костров. Зато рядом, на горке, выросли недавно «городские» многоэтажки.

А сейчас, если посмотреть с этого места увидим новенькую высотку с полукруглыми боками. Неизменной сделают лишь картину лодки на берегу. Кажется, за десятилетия, технология их изготовления и место парковки не изменились.

Кисегачские сюжеты в памяти детства такие же важные и яркие, как другие впечатления того времени («Денискины рассказы» Драгунского, мультфильм «Бременские музыканты»и «Ну, погоди!», кинофильм «Неуловимые мстители», который посмотрел в детстве целых семнадцать раз).

Сколько хороших книжек было открыто и прочитано на этом берегу! Сколько раков было поймано! Раков ловили днем и вечером, с фонариком. Они выползали на луч света. Еще любили нырять за ними с лодки и доставать со дна. (Но это, конечно, днем). Впрочем, раков больше нет, или почти нет…

На озере есть свои памятные знаки, делающим его узнаваемым с первого взгляда . На Кисегаче – это небольшой островок, кажется он примостился посреди озера. Плавали до него на катере и на паруснике, познакомиться, за ягодами отправлялись с родителями на другие более дальние и большие острова. Вот он , этот знак озера все на том же месте вдали. Правда, раньше казался недоступным: сколько раз пробовали доплыть до него на простой лодке с веслами — не получалось. Теперь он сам «подплыл» к берегу. Вообще в детстве все кажется более большим. Тот же двор детства, спустя годы, не кажется таким »царством-государством» , как раньше. Так и этот остров…

Остров это примостился во многих кадрах отца. Вот на его фоне рыбаки ловят рыбу. Рыбаки и на лодках и на мостках и в воде, по колено, закосав штаны, .А вот лыжники скользят по волнам за катером «Мечта» — привозила его на озеро семья Злобиных из Миасса…А вот художница рисует озеро, сидя на его берегу – кисточка окунается в воду из озера, затем точным движением попадает в нужную краску и уже по белому листу бумаги «побежали» волны…

У каждого из нас есть свои маршруты детства. Как правило, все они вызывают приятные воспоминания. Чтобы пережить их, не всегда нужно отправляться в дальнюю дорогу. Один из них – обязательный, когда Игорь приезжает летом в Челябинск – озеро Кисегач.

 

Мгновение третье – краски Ладнова.

Несколько лет назад Борис Павлович Маршалов, бывший cконца 70-х годов главным редактором газеты «Челябинский рабочий», а до этого директором Южно-Уральского книжного издательства вспомнил, как Владимир Белковский пришел к нему в кабинет обсудить очередные фотодела, с ним пришел младший сын Игорь, лет шести. Сидел рядом за столом, скучал, молчал, и вдруг – есть у вас карандаши? Ему подали несколько карандашей и листки чистой бумаги. Мальчик сидел и рисовал. «Так что первые опыты рисования, возможно, у Игоря были в моем кабинете, расскажи это брату», — подытожил Борис Павлович.

Неоднократно художник подчеркивал: первым своим учителем в живописи считает челябинского художника Анатолия Николаевича Ладнова. С ним сына познакомил отец, Игорь стал приходить в мастерскую живописца и учиться работать красками и кистью, было это в классе шестом – довольно поздно. И первые масляные краски ему достались от Ладнова.

Поэтому одно из интервью с мастером кисти называлось: живописью я начал заниматься красками Ладнова. Сейчас Анатолий Николаевич Ладнов – единственный из челябинских живописцев, удостоенный звания Народного художника России.

 

Мгновение четвертое – единственный автопортрет. «Я не настолько богат, чтобы заказывать у себя свой портрет», – как-то пошутил художник. Действительно, сейчас услугами его таланта и кисти пользуются самые «богатые и знаменитые» . И все же –автопортрет у художника есть. В восемнадцать лет сам Игорь написал свой автопортрет – в красной рубашке перед мольбертом. Он живет в Челябинске и встречается взглядом со своим создателем раз или два в году, когда художник приезжает в гости.

 

Мгновение пятое – Золотой дождик. Первой проданной картиной был небольшой этюд «Золотой дождик» – здание «Ритма», улица Цвиллинга под косыми струями дождя. Работа экспонировалась в выставочном зале на Цвиллинга, там ее увидел и приобрел студент-политехник. За пятьдесят рублей. Художник был очень рад этому событию. «Позднее, когда мои картины стали стоить тысячи долларов, наверное, так не радовался, как тогда – от продажи «дождика» – признался Игорь Белковский в телепрограмме «Удивительные люди» на сайте 74.

 

Мгновение шестое – супруга. Наталья Белковская познакомилась с Игорем , когда им было всего восемнадцать. Все годы они вместе, помогая и поддерживая друг друга. Было время, когда главным кормильцем в семье была Наталья, открыв в Москве небольшой парикмахерский салон. Это позволило Игорю несколько лет писать картины «в стол», как сказали бы о писателе. Так появились циклы картин на семейную тему и о народных промыслах – Хохлому и Гжель. Так собралась первая персональная выставка в Москве.

В юности Наташа с родителями жила на Каслинской улице в Челябинске, когда Игорь ухаживал за Наташей, приходил в гости, то девушка удивлялась, когда вместо длинных разговоров художник устанавливал мольберт перед окном и рисовал этюд с видом на белую церковь…

 

Мгновение седьмое – старинные книги. Одна из самых известных картин художника «Старые книги» – оригинал сейчас находится у одного из коллекционеров в Пекине, а первоклассные копии на рифленой – под холст – бумаге разошлись по миру…У этих книг – челябинские корни. Точнее – для картины «позировали» старые книги из сектора редких книг челябинской «публички». Александра Заврина, заведовавшая тогда сектором, предложила Игорю написать старые книги. Так что, возможно, когда-нибудь на стене Областной универсальной библиотеки появится репродукция книг знаменитого земляка. Будет уместно…

— Каждый раз ,приезжая в Челябинск я посещаю Картинную галерею, которая опять же связана с годами детства и юности, проведенными в родном Челябинске.

 

Мгновение восьмое – портрет Незнакомки. Когда зрители подходят к картине Игоря Белковского «Двое» и читают ее название, начинают пристально искать на холсте второе лицо. Как правило, сразу не находят. Вот девушка на фоне стены, обернулась и смотрит на кого-то. Тот, кто-то – тень на стене. В лице девушки сосредоточенность, внимание и интерес, какие мы привыкли видеть с детства на репродукциях картины «Незнакомка».
Картина была написана в 1994 году. Подсказал сюжет для нее снимок отца Владимира Белковского. Его «Незнакомка».
Анна Глушко позвонила несколько лет назад журналисту Сергею Белковскому и рассказала историю фотографии.
Теперь Анне хочется, чтобы в ее жизни была и та фотография и репродукция картины, героиней которой она стала. Спустя много лет художник и модель встретились на церемонии вручения премии «Светлое прошлое в Челябинске – Анна вместе с челябинским художником Александром Разбойниковым вручили Игорю Кентавра Эрнста Неизвестного.

-Челябинск для меня — это в первую очередь люди, красивые места в области. Пейзажи, написанные на пленере. Красивые девушки на улицах города.

 

Мгновение девятое – выставка на вокзале. Два месяца пассажиры челябинского железнодорожного вокзала могли побывать в галерее – в здании вокзала экспонировались шестьдесят репродукций на ткани с картин Игоря Белковского.

Это был пока самый представительный показ работ художника-земляка в Челябинске. Выставка называлась «В компании со звездами» – портреты звезд кино и эстрады, а также «портреты цветов» и триптих «Человек в вагоне».

Кажется, со страниц именно одной из челябинских газет ушло в жизнь это звание – звездный художник. Этот образ, в котором впрочем есть свой смысл – за несколько лет художник написал серию портретов известных людей культуры, театра, кино и эстрады – Владимира Винокура. Льва Лещенко. Иосифа Кобзона, Сергея Юрского, Александра Калягина, Александра Ширвиндта, Александра Розенбаума, Леонида Якубовича – всего более тридцати портретов. Его персональные выставки прошли в стенах Государственной думы и Совета Федерации, в Газпроме и Московской городской думе, в администрации президента в Кремле.

— Родись я, например, в Москве, наверное, все сложилось бы иначе, и совершенно не факт, что в лучшую сторону… об этом говорят и не сложившиеся судьбы большинства моих однокурсников по Суриковскому институту, родившихся в Москве.

Общаясь с разными людьми, всегда с гордостью говорил, что я из Челябинска. Особенно, когда я работал над живописным проектом «Российские звезды». Многие наши знаменитости во время общения до или в процессе работы над портретом, спрашивали откуда я родом и, услышав в ответ, что из Челябинска , как правило, начинали улыбаться, т.к. практически все они сами когда-то приехали покорять Москву из разных больших и малых городов России.

 

Мгновение десятое – светлое прошлое. Прилететь в родной Челябинск, чтобы оказаться среди лауреатов премии «Светлое прошлое» — это были незабываемые дни в январе 2013 года. Перед этим в Москве Игорь Белковский получил золотую медаль Российской академии художеств. Так что эти два события стали дорогими подарками к юбилею – пятидесятилетию мастера. А в Челябинске на «светлом прошлом» художник познакомился с гостем церемонии кинорежиссером Владимиром Меньшовым. Знакомство продолжилось уже в Москве, Владимир Валентинович дважды побывал в мастерской художника. А Игорь вскоре пополнил галерею звездных портретов – портретом Владимира Меньшова. Так «Светлое прошлое» продолжилось на холсте…

Подготовил Сергей Белковский

Подписи к фотографиям.

«Реалист и абстракионист», фотография отца Владимира Белковского, отца художника. На нем мальчик-абстракционист – это Игорь, будущий мастер-реалист в живописи.

Встреча в Челябинске Иосифа Кобзона с Настей Белковской, дочерью художника. Первая встреча с человеком, оказавшим большую помощь в приобретении протезов для девушки, оставшейся после страшной аварии без ног.

Игорь с дочерью Настей в Челябинске рядом с портретом Насти.

Детское фото — Игорь и Рита Родина, соседка  по двору детства.

Папа и мама в молодости — Владимир Васильевич и Светлана Яковлевна.

В школьные годы рисует на горе в городе Златоусте, где жили бабушка и дедушка, родители отца.

 

На этюдах в деревне Сайма на озере Увильды, годы учебы в Челябинском художественном училище.

 

Портрет кинорежиссера Владимира Меньшова художник написал после «Светлого прошлого» в Челябинске, где познакомился с известным актером и режиссером.

Этюд «Золотой дождик» — первая коммерчески-успешная работа художника, произошло это в Челябинске. Затем будет победа в международном арт-конкурсе во Франции и тиражирование постеров его картин по миру. А так же, ставший знаменитым проект, «Российские звезды в домашней обстановке».

Запись опубликована в рубрике ЭКОновости и ЭКОновинки, Этюды о природе с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий