По следу «Зубра»- на берег озера

тимофеев-ресовскийПовод вспомнить об одном из выдающихся ученых, чей жизненный путь, пусть и не своей воле был связан с Южным Уралом.

Получилось побывать  в тех «краях», где жил и работал ученый, где приближался к своим открытиям.

Это – Ильменский заповедник, у озера Большое Миассовое.

с8 корабликКстати. История исследования Ильмен началась более 200 лет назад, когда стало известно в России и Европе о богатстве и своеобразии Ильменских гор. Ильменский государственный заповедник — один из первых национальных заповедников России.

В разные годы на территории нынешнего заповедника побывали известные немецкие ученые-минералоги и коллекционеры: И. Менге, А. Гумбольдт, Г. Розе, работали академики Н.И. Кокшаров, П.В Еремеев, А.П. Карпинский, Д.С. Белянкин, В.И. Вернадский, А.Н. Заварицкий, А.Е. Ферсман и ряд других.
Первым шагом к заповедованию Ильмен можно считать 1912 год, тогда по ходатайству академика В. И. Вернадского Ильменские горы на Урале были объявлены запретными для частного горного промысла.
Официально же Ильменский заповедник был организован 14 мая 1920 года, когда В.И. Ленин подписал декрет СНК РСФСР об объявлении южной части Ильменских гор минералогическим заповеднико.
А еще до этого – в разгар гражданской войны – известным ученым Александром Евгеньевичем Ферсманом было предложено организовать в Ильменах геолого-минералогическую лабораторию. Кстати, академик Ферсман предложил создать Ильменскую турбазу, расположенную на берегу одноименного озера. Об этом сейчас напоминает на территории базы специальная памятная доска.
с2Тропы Ильмен хранят память о великом ученом – Николае Владимировиче Тимофееве-Ресовском. Соотечественники впервые узнали о нем из повести Даниила Гранина, написанного сразу после начала перестройки. Книга называется ‘Зубр’. В историю науки Ресовский вошел как один из основоположников таких ее направлений, как молекулярная биология, радиационная генетика, радиобиология.
В 1925 году он как один из ведущих генетиков мира был приглашен в Германию для научной работы вместе с немецкими коллегами. В Советском Союзе жертвами репрессий стали два брата Николая Владимировича, они были расстреляны. Понимая, что ему грозит та же участь, он остался в Германии. В годы войны вплоть до 1945 года ученый продолжал свои научные изыскания, оставаясь гражданином СССР. А сразу после войны, Тимофеев-Ресовский решил вернуться в Россию, что было с ним дальше нетрудно догадаться.

с7В одной из публикаций об ученом читаем: «Чтобы не терять даром времени в тюрьме, Тимофеев-Ресовский предложил создать институт прямо там. Но настоящая работа развернулась в лаборатории, спрятанной в Ильменском заповеднике, что на Урале».
В этой лаборатории Ресовский занимался вопросом дезактивации воды и почвы. Спустя тридцать лет именно эти его разработки были использованы для очистки грунта и воды в районе аварии Чернобыльской АЭС.
Это – еще одна важная страница в создании ядерного щита СССР, имеющая к изучению воздействия радиации на людей самое непосредственное отношение.

Была возможность пройтись тропами, которыми каждый день ходил великий ученый. Постоять рядом с деревянным домом, где была лаборатория, в которой работал Ресовский и его коллеги. Увидеть берег озера Большое Миассовое, где проводили ученые время отдыха, радовались красоте окружавшей их природе, купались, ловили рыбу…

Здесь создавалась большая наука. В ней непосвященному не разобраться, многое не понять. Но можно почувствовать – здесь жили и работали выдающиеся люди. Их можно было встретить в лесу и «не заметить», но в науке их вклад давно замечен. Отмечен и занимает своем место в учебниках и научных томах.

«Зубр, Риль и другие» —  один из очерков книги Михаила Фонотова «Родная старина. Очерки истории Южного Урала», вышедшей пять лет назад. Стоит привести отрывок из этого очерка известного уральского журналиста и писателя.

— Я не знаю, получил бы Тимофеев-Ресовский такую известность, какую получил, если бы не повесть Д. Гранина “Зубр”. Боюсь, что известность его была бы много скромнее. Короткое слово “зубр”, сказанное писателем вовремя, так и прилипло к Тимофееву-Ресовскому. Образ, найденный Граниным, отмечен счастливым совпадением: и во внешнем облике, и в характере, и в судьбе Тимофеева-Ресовского, действительно, есть что-то от зубра. (Само-то слово было подсказано женой Николая Владимировича, когда она увидела картину челябинского (тогда) художника Рубена Габриэляна. То был портрет Тимофеева-Ресовского с портретом же Нильса Бора на стене и статуэткой зубра каслинского литья на столе. Тогда Елена Александровна и произнесла: “Три зубра”. Из трех остался один.)

Знающие люди говорят, что Тимофеев-Ресовский (вместе с двумя немецкими учеными) впервые определил размер гена. И, кроме того, познал кое-что в таких вещах, как хромосомы и мутации. Но ничего не стоило втравить его в глубокомысленный разговор о чем угодно, потому что ничего нет такого, что нельзя поднять до высот науки. Особенно охотно он общался с молодыми умами. Правильно сказано: он был не только ученый, но еще и учитель. Не ген сделал его популярным в среде научной молодежи, а знаменитые семинары на берегу озера Большое Миассовое, в которых мудренно переплетались размышления и развлечения, диспуты и тосты, физика и лирика.

Стоит отметить, что память о Тимофееве-Ресовском увековечена и в Челябинске.  На «доме облисполкома» в самом центре есть мемориальная доска, напоминающая, что в нем часто бывал у своих знакомых «Зубр». Примечательно , что рядом на стене дома находится еще одна доска – основателю космобиологии Александру Чижевскому, который в эвакуацию жил до своего ареста в этом доме. Так встретилась память о двух великих ученых.

Сергей Белковский

Запись опубликована в рубрике Прогулки по лесу, Точка на карте. Южный Урал, ЭКОновости и ЭКОновинки с метками . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий